8 марта 1941 года, в городе Севастополе, Татьяна Валентиновна Делюкина, в замужестве Мишина, родила мальчика Алешу. Алеша был вторым долгожданным ребенком в семье. Старшая сестра Людмила сыграет далеко не последнюю роль в судьбе мальчика. В июне 1941 года грянула Великая Отечественная Война. Отец мальчика, как миллионы других отцов, отправился на фронт, а маленький Алеша с мамой и сестрой эвакуировался в Ульяновск.

Голод и лишения войны сказались и на совсем маленьком грудном ребенке — до трех лет Алеша практически не говорил. Как вспоминал сам Алексей Николаевич — «Когда много лет спустя Эдуард Плинер, известный тренер и крайне остроумный человек, узнал о том, что я поздно начал говорить, он в шутку предположил, что «Мишин не говорил так долго, потому что не понимал, на каком языке ему лучше начать это делать. Все это время он наблюдал за военными действиями, и в 1944 году принял решение все же заговорить по-русски.«

После окончания войны семья переехала в Тбилиси, где Алеша пошел в школу, а родители стали преподавать в Тбилисском нахимовском военно-морском училище. Позднее, было принято решение переехать в Ленинград.

Можно сказать, что фигуристом Алексей Мишин стал благодаря сестре Людмиле, которая на свою стипендию, подарила младшему брату первые коньки-снегурки. Мальчишки сделали крюк, который цепляли вместе с веревкой за борт проезжавшего по улице грузовика, а потом, держась за веревку, как на водных лыжах, ехали на коньках за грузовиком, выписывая уже тогда дуги. Развлечение завершилось предсказуемо — один из водителей грузовика стал замедляться, а подростков по инерции вынесло вперед грузовика… На этом уличные катания в паре с грузовиком закончились. Пятнадцатилетний Алеша был отведен папой в секцию фигурного катания при Дворце пионеров.

Родители будущего профессора сами в молодости катались на коньках, и, вообще были разносторонними и увлекающимися людьми. Папа мальчика любил фотографировать, ходить на охоту и рыбалку, прививал сыну любовь к созиданию и созданию. Мама также была «творцом» под стать своему мужу — замечательная хозяйка и рукодельница. Дружная и образованная семья была фундаментом для развития у сына разносторонних знаний, навыков и умений, которые со временем переросли в высочайшее профессиональное мастерство. Вот и успехи в фигурном катании, несмотря на довольно позднее начало, пришли быстро, благодаря, в том числе и первому тренеру, ученице Николая Панина-Коломенкина — Нине Васильевне Леплинской.

Но несмотря на перспективу достижения высоких результатов в спорте, юноша мечтал быть инженером-электриком. Мечта сбылась — параллельно с тренировками, Алексей Мишин получает высшее инженерное образование. Он оканчивает кафедру измерительных приборов Ленинградского электротехнического института им. В.И. Ленина, а затем и аспирантуру Института физкультуры им. Лесгафта.

Любовь ко всему неизведанному и склонность к изобретательству пригодились в спорте не раз. Советское парное катание в 1967 году было, можно сказать, мировым триумфатором, благодаря, в том числе, победам Людмилы Белоусовой и Олега Протопопова. Такие тренеры как С.И. Жук и И.Б. Москвин имели уже довольно большой и успешный опыт работы с парами, поэтому, в этом же году, Алексей Мишин решается на эксперимент и встает в пару с Тамарой Братусь (в замужестве Москвиной). Эксперимент оказался удачным — уже через два года, в 1969 году, пара Москвина-Мишин обыгрывает на чемпионате СССР титулованный первый номер сборной СССР Белоусову-Протопопова. Именно после этой победы, на пресс-конференции, как рассказывал сам Алексей Николаевич, он дал один из самых мудрых комментариев в его спортивной карьере — «Победили, но не превзошли».

В этом же году, 28-летние спортсмены принимают решение завершить спортивную карьеру и посвятить себя тренерской деятельности. Партнерша — Тамара Москвина вышла замуж за тренера. Партнер — Алексей Мишин женился на своей ученице — Татьяне Оленевой. Союз двух талантливых людей оказался прочным и в жизни, и в профессии. Буквально несколько недель назад мы с вами видели Татьяну Николаевну Мишину (Оленеву) рядом со своим мужем на соревнованиях во время прокатов их учеников.

Работая с 1969 года тренером и преподавателем в институте Лесгафта, Алексей Николаевич продолжал учиться тренерской профессии у более опытных коллег. «Человек должен учиться всю жизнь… Я учился у Игоря Борисовича Москвина, Карло Фасси, фрау Мюллер, Станислава Жука… У всех здравомыслящих тренеров. Даже когда я разрабатываю какую-нибудь оригинальную методику, методы, концепцию, я не беру их с потолка. Это в большей или меньшей степени флюиды, воспринятые мною от предыдущих поколений. Поэтому нельзя строить из себя туза. Все, что ты делаешь — плод коллективного творчества. Учиться же, конечно, лучше на чужих ошибках, но чаще, к сожалению, бывает, что учишься на своих.» (из интервью А.Н. Мишина).

Вот так, шаг за шагом приобретались знания, нарабатывались практика, опыт побед и поражений, внедрялись новые методики тренировочного процесса, изобретались новые тренажеры, которые используются во всем мире, а автор изобретений стал тем, кто он есть сейчас- профессором, заслуженным тренером СССР и России, тренером олимпийских, мировых и европейских чемпионов. Юрий Овчинников, Алексей Урманов, Алексей Ягудин, Евгений Плющенко, Артур Гачинский, Елизавета Туктамышева, Софья Самодурова, с этого сезона и Михаил Коляда, и это далеко не все воспитанники, а лишь наиболее известные в мировом масштабе.

Ну и в заключении, расскажу один эпизод, вытащенный мной из моей памяти, с участием Алексея Николаевича. Конечно, не помню всех деталей, но постараюсь передать хотя бы смысл. Дело было в Новогорске. Скорее всего, это были контрольные прокаты, конец 80-х — начало 90-х годов. В то время у Алексея Николаевича среди других учеников тренировались Алексей Урманов и Олег Татауров. И вот, в Новогорске, среди фигуристов и тренеров, молниеносно разнеслась новость на уровне слуха о том, что Алексей Урманов на тренировках прыгает четверной тулуп. При этом официально, как вы понимаете, об этом не объявлял ни Алексей Урманов, ни его тренер, и в газете «Правда» об этом тоже не писали. В один из дней у мальчиков была то ли тренировка, то ли уже прокаты (совсем не помню), но помню, что собрались практически все, имеющие отношение к фигурному катанию, кто в это время находился в Новогорске, для того, чтобы посмотреть на чудо — Алешу Урманова и его четверной тулуп. Однако тренировка (или прокаты?) закончились, Леша Урманов никаких четверных тулупов не прыгал и даже на них не заходил, и все «зрители» пребывали в недоумении и легком разочаровании. Я тоже была среди разочарованных, видимо поэтому этот эпизод частично поселился в моей памяти. Совершенно не помню кто, но кто-то из тренеров или из федерации, громко так обратился к профессору со словами типа: «Алексей Николаевич! Ну что это? Мы тут все собрались, чтобы посмотреть 4Т, а его нет…» На что Алексей Николаевич очень выразительно посмотрел на вопрошающего и ответил что-то типа — «А кто вам обещал 4Т? Я ничего не знаю, ничего никому не обещал…» (Не помню дословно, но передаю смысл). Вот такой загадочный, порой, Алексей Николаевич. Значит не в той форме был еще этот 4Т, чтобы выставлять его в публичный просмотр, и тренеру, естественно, виднее — что и когда прыгать его воспитаннику, и где, самое главное.

Олимпийский чемпион 1994 года — Алексей Урманов

На прошедшем 22 марта 2021 года, в Стокгольме чемпионате мира, группа Мишина была представлена тремя учениками: Елизаветой Туктамышевой,  которая завоевала серебро, а также одиночниками Михаилом Колядой и Евгением Семененко (5 и 8 места соответственно). Это значит — жизнь кипит, работа продолжается, энергия есть, и это прекрасно!