Добрый день, дорогие друзья! Анна Щербакова, выложила на ресурсе The Owl Post  довольно большое и очень проникновенное, я бы сказала, письмо. По сути это целый рассказ о своему пути к Олимпийской медали, с размышлениями по ходу рассказа о ценностях и приоритетах человека. Очень интересное письмо. Ниже полный перевод письма. Я прочитала с большим интересом. очень понравилась жизненная позиция Ани.

«Моя старшая сестра Инна первой начала заниматься фигурным катанием. Она примерно на два года старше меня, поэтому, конечно, мне было интересно все, что она делала. Я иногда наблюдала за ее тренировками и очень хотела попробовать сама. Наша мама не ожидала, что мы будем серьезно относиться к фигурному катанию – она просто хотела, чтобы мы в детстве наслаждались каким-нибудь видом спорта.

Я начала кататься в одной группе с сестрой, там все дети были на два-три года старше меня и уже год-два катались. В итоге это стало скрытым благословением, поскольку заставило меня совершенствоваться и быстро учиться в постоянной попытке не отставать от старших девочек.

Когда я впервые вышла на ледовую площадку, я по-настоящему полюбила этот спорт. Эти радость от льда, скорость, движение до сих пор со мной. У меня всегда была глубокая мотивация тренироваться и совершенствовать свои навыки, а также интерес ко всему новому. С самого детства мои программы всегда были похожи на маленькое театральное представление. Я помню каждое движение из детских программ, помню, как сильно старалась, хотя, как ни странно, не помню, как заходила на прыжки. Помню свои детские эмоции, как я искала глаза судей, как старалась заглянуть каждому в душу, показать программу, показать себя, при этом все это получалось веселым и игривым. Это чувство в каком-то смысле осталось со мной до сих пор.

Вот почему я люблю фигурное катание.

Мои первые тренеры меня хвалили, но всегда подчеркивали, что одного таланта недостаточно. Нужно много работать, только тогда талант будет развиваться и приводить к потрясающим результатам. Конечно, у тебя должны быть определенные качества, но без усердия они ничего не стоят.

В 9 лет я попала в группу Этери Тутберидзе. Там было серьезнее, и там тренировались спортсмены, стремящиеся к высоким результатам. Я смотрела на них и видела, сколько работы мне необходимо сделать. Как раз тогда Юлия Липницкая готовилась к Олимпиаде. Я была очарована, когда смотрела, как она катается под музыку из фильма «Список Шиндлера».

Когда я начала учить тройные прыжки, то поняла, что фигурное катание в этой группе перестало быть простым хобби. Мне ставили цели на тренировку, я должна была их выполнять, добиваться результатов, стремиться к своей цели. Однако в детстве я не ставила перед собой цели стать олимпийской чемпионкой. Я очень не люблю, когда маленькие дети говорят, что хотят выиграть Олимпиаду. Иногда это искренне идет от ребенка, но чаще это идет от взрослых, убежденных, что олимпийская золото – главная цель любого спортсмена. Ребенок все это слушает и, скажем, в три-четыре года ставит перед собой цель, даже не понимая, что нужно сделать для ее достижения. Чего ему это будет стоить? Каким будет его путь? На мой взгляд, это неправильно.

Да, цели должны быть всегда. Ребенок может мечтать о победе на чемпионате среди своего возраста, он может мечтать об освоении нового прыжка – например, двойного или тройного. Но он не знает, что скрывается за мечтой стать олимпийским чемпионом. Цели должны быть реалистичными.

Никто не знает, что с этим ребенком будет потом, сколько боли и разочарований будет от того, что детская мечта не сбылась. Внутри каждого спортсмена живет личность, и им приходится сосуществовать. Я все еще ищу этот баланс. Профессиональный спорт уже много лет занимает всю мою жизнь – не только время, но и мысли. Хотя, как ни странно, я не чувствую, что что-то упустила, я ценю возможность узнать, чем хочу заниматься.

Не у каждого человека есть возможность к 18 годам реализовать амбиции, потенциал, найти ремесло, в котором он чувствует себя в своей тарелке. И не просто реализовать себя, но и иметь возможность показать это огромной аудитории, которая может следить за моими выступлениями, успехами и поражениями, моим спортивным путем. Со стороны это может показаться удивительным, но за все 15 лет, что я занимаюсь фигурным катанием, я не припомню ни одного момента сомнения, когда бы всерьез задумалась о том, достаточно ли мне нравится фигурное катание и зачем я им занимаюсь.

Конечно, если что-то не получается – с этим трудно справиться. Неудачные тренировки бывают у всех, но важно разобраться, что нужно сделать, чтобы исправить ошибку, а не зацикливаться на своих эмоциях. Я всегда думаю: «Что я могу сделать завтра, чтобы это больше не повторилось? Что нужно исправить? Где именно были ошибки?»

У меня были не только плохие дни, но и периоды, когда я не могла выйти на лед, иногда из-за травм. Самый длинный перерыв был из-за перелома ноги, когда мне было 13 лет. Я пропустила свой первый международный юниорский сезон. Мне не нужно было убеждать себя, что я вернусь на каток – я просто не могла допустить мысли о том, что фигурное катание для меня останется в прошлом. Я даже приходила на тренировки, сидела на скамейке, смотрела, как все катаются, потому что просто не могла сидеть дома без льда. Было огромное желание побыстрее выздороветь, чтобы вернуться в фигурное катание. 

Потому что у меня было желание соревноваться, желание, которое до сих пор со мной и которое я привезла на Олимпиаду. Самое сложное было в ожидании. Я приехала в Пекин примерно за две недели до личных соревнований. Довольно рано, потому что в олимпийской деревне тренировки сильно отличались от обычного тренировочного процесса. Всего 30-40 минут (вместо 3 часов на льду в день) недостаточно, чтобы привести себя в форму. Этого даже недостаточно, чтобы просто поддерживать ее! Я чувствовала, что постепенно теряю форму.

Этого следовало ожидать при такой подготовке, но, конечно, хотелось быть во всеоружии к главному соревнованию четырехлетия. Так что в этом смысле ожидание было непростым. В эмоциональном плане тоже было сложно, потому что я привыкла приезжать на соревнования всего за пару дней и наполняться атмосферой турнира. Лично меня это очень заряжает и помогает выкладываться на соревнованиях. В Пекине я поняла, что могу растратить эту энергию в первые же дни пребывания там, а в итоге все может превратиться в монотонную рутину.

Но на тренировках мне удавалось кататься с тремя четверными прыжками. Но на соревнованиях решила прыгать два, потому что я понимала – на момент выступления это будет мой максимум. Все равно это будет более сложный контент, чем в предыдущих соревнованиях сезона. Так что на соревнованиях я часто могу даже больше, чем на тренировках, но мне нужно знать сердцем, что я действительно способна все это сделать. Я всегда очень внимательно отношусь к тому, как ощущаются прыжки во время тренировок.

Количество сделанных попыток не так важно, как работа головой. Тогда я смогу выходить на соревнования увереннее и показывать максимум в нужный момент. И я так рада, что именно на Олимпийских играх смогла показать две чистые программы и набрать там лучшие баллы в сезоне, что смогла все сделать без ошибок. Именно к этому я и стремилась – показать себя на Олимпийских играх, на главном старте карьеры любого спортсмена. Это было очень важно для меня.

Сразу после проката я испытала непередаваемые эмоции, среди них: радость, удовлетворение, счастье. Это именно те чувства, ради которых я катаюсь. Не ради конкретной медали, а ради тех ощущений, которые испытываешь на льду. Перед выступлением ты чувствуешь, как все смотрят на тебя, что все внимание приковано к тебе, и в данный момент ты можешь показать все, на что ты способен, все, что у тебя получается лучше всего! Это очень волнительно. А когда все происходит по плану – это чувство ни с чем не сравнимо.

Через несколько дней после соревнований внутри была абсолютная пустота. Никаких мыслей, никаких эмоций. Я поняла, что, наверное, впервые в жизни могу провести целый день, вообще ни о чем не думая. Обычно я постоянно веду какой-то внутренний диалог. А тут в первый раз совсем ничего. Полная пустота. Я не пыталась это исправить и даже не пыталась убедить себя, что должна что-то чувствовать. Я не заставляла себя радоваться или грустить. Я решила, что лучше просто дать себе время: если мыслей в голове нет, значит, так сейчас и должно быть. И я думаю, что это было правильное решение, это именно то, что мне тогда было нужно. Потому что я всегда буду работать над тем, чтобы найти баланс между личностью и спортсменом, взлетами и падениями, которые сопровождают их обоих. Поэтому иногда, чтобы почувствовать себя счастливой, мне просто нужно осознать, что сегодня у меня нет важных дел и я могу остаться дома и насладиться тишиной и покоем. 

Я люблю путешествовать, отдыхать на море и пробовать новое. Цирковая трапеция, теннис, баскетбол, бадминтон: мне нравятся разные занятия. В прошлом году я впервые прыгнула с парашютом! Больше всего я люблю проводить время со своими питомцами. Общение с ними делает меня невероятно счастливой. У меня есть кошка Мафия, которую мы подобрали на улице котенком, и собака Сэнди, которую забрали из приюта, когда ему было около 5 месяцев.

Потом я выхожу на лед, и само определение счастья вдруг меняется.

Счастье для спортсмена – это когда тебе удается показать то, что ты задумал, тот труд, который ты вложил. Я чувствую ответственность перед зрителями.

Я хочу показать им хорошую программу.

Это танец между частями меня, которые развиваются вместе, узнают друг друга. Танец, который начался много лет назад, по стопам моей старшей сестры.

Автор: Анна Щербакова